5. Идеальный образ муниципального депутата

Чаще всего опрошенные называют два наиболее важных для мундепа личных качества: умение понимать и слышать жителей района и стремление изменить их жизнь к лучшему, «горение» своей работой. Некоторые упоминают и другие качества: смелость, честность, рассудительность, эмпатия.

«Побольше общаться с населением, прислушиваться к их мнению, побольше благоустройства и выдвигать, обсуждать требования». (Мужчина, 29 лет)

«Смелость, порядочность». (Мужчина, 37 лет)

«Человек должен гореть на работе, это всегда видно». (Женщина, 66 лет)

Профессиональные качества респонденты называли значительно реже.

Среди них – стрессоустойчивость и хозяйственные компетенции.

«Стрессоустойчивость». (Женщина, 49 лет)

«Вот ему дали деньги на район, а он знает, куда их распределить, все тонкие места. А не так, что разбазарит, и никому ничего не достанется». (Женщина, 60 лет)

По поводу приоритетов идеального депутата опрошенные единодушны: главной целью мундепа должно быть улучшение жизни в районе, помощь местным жителям. С другой стороны, у него должны быть и более конкретные цели, к которым он должен стремиться.

«Он должен быть эмпатичным, заинтересован в решении проблем людей». (Женщина, 26 лет)

«Он должен справляться с тем, что ему доверили. Он должен не бегать по всем и помогать. У него есть поставленная цель. Он должен к ней стремиться». (Мужчина, 30 лет)

Отмечается, что депутат должен иметь приятную внешность: не быть слишком толстым, ухаживать за собой.

«Главное, чтобы не был жирным, как я». (Мужчина, 30 лет)

«Конечно, к себе больше располагает приятный человек. Просто приятный». (Женщина, 26 лет)

«Внешне должен быть опрятен, приятен». (Женщина, 66 лет)

Мнения по поводу того, должен ли депутат быть семейным человеком, разделились. Чаще всего хотели бы видеть депутатом человека с семьей и детьми опрошенные в возрасте 31-50 лет. Обычно респонденты объясняют это тем, что такой человек будет лучше понимать нужды избирателей, сталкиваться с теми же жизненными проблемами. Кроме того, многие считают, что семья делает человека более ответственным. В двух других группах есть заметное меньшинство, которое считает, что семейное положение депутата никак не связано с качеством его работы. Также они отмечают, что депутат без семьи сможет больше внимания уделять округу.

«Семейное положение – это дурацкие стереотипы. Условно говоря, если тебе 30 и у тебя нет семьи, то ты какая-то никакая. Это бред. Мне все равно, какое у него семейное положение». (Женщина, 24 года)

«Мне кажется, что у семейного человека более развиты чувства ответственности». (Женщина, 60 лет)

«Он будет пользоваться всеми этими школами, детскими садами. Намного больше, чем одинокий человек». (Женщина, 53 года)

«Семья – это ответственность большая, а времени у него не будет». (Мужчина, 56 лет)

Важность пола депутата увеличивается для респондентов вместе с возрастом. Молодые опрошенные считают, что хорошим депутатом может быть как мужчина, так и женщина (главное – не трансгендер). Схожих позиций придерживаются опрошенные 31-50 лет. Наиболее возрастные респонденты в значительной степени считают, что депутатом должен быть мужчина: они это объясняют меньшей импульсивностью и большей увлеченностью общественными, а не семейными делами среди мужчин.

«И мужчина, и женщина может быть». (Женщина, 28 лет)

«Если будет женщина, и она будет какая-то клевая, то это будет немного удивительно и радостно». (Мужчина, 30 лет)

«Женщины думают о туфельках, еще о чем-то, еще о ком-то. То есть у них совершенно разные понятия. Они мыслят о доме, о детях, о семье, о своих проблемах». (Женщина, 66 лет)

Среди опрошенных есть разные представления о том, каким должен быть возраст депутата. Одни не хотят видеть слишком молодых, другие – слишком возрастных. Однако в целом предпочтения укладываются в диапазон 30-50 лет.

«Главное, чтобы не супер-старый». (Мужчина, 30 лет)

«Просто есть очень толковые люди и в 60-70 лет, но также я за то, чтобы пускали молодежь, хотя бы посмотреть, как изменится, не понравится – уберете». (Мужчина, 31 год)

«Я считаю, что не должно быть ограничений по возрасту, это вообще дискриминация. Наоборот начинать надо лет с 35, попридержать молодых,

т.к. они слишком горячие». (Женщина, 45 лет)

«Мне кажется, 30 – 35 должно быть. Чтобы он горел и имел правильные взгляды на жизнь, а не был болотом таким». (Мужчина, 58 лет)

Большинство опрошенных предпочли бы видеть русского депутата,

а не представителя какого-либо другого народа. Однако есть и те, кто были бы готовы поддержать любого россиянина. Неприятие вызывают в первую очередь

депутаты-иностранцы. Несколько опрошенных в молодой группе выступили

за «ценз культуры» – экзамен для депутата на то, насколько хорошо он знает Москву.

«Желательно, чтобы русский». (Женщина, 24 года)

«Вот есть же экзамен для таджиков на знание русского языка, хотя они нифига его не проходит. Он нужен для тех, кто приезжает в Москву. И такой, чтобы три картины с Третьяковки назвал, например. Нужны такие вещи культурного характера». (Мужчина, 30 лет)

«Да, приезжие мне не нужны на районе, мне своих хватает, которых некуда девать. Должен быть русский». (Мужчина, 44 года)

«Я считаю, что в этом смысле национальность неважна, главное, чтобы он был россиянином». (Женщина, 54 года)

Большинство опрошенных считают, что муниципальный депутат должен жить в районе, в котором он избирается, а еще лучше – вырасти в нем. При этом есть и меньшинство, которое считает, что жить ему там необязательно, достаточно быть связанным с районом родственными или иными связями. Отдельные респонденты отмечают, что со стороны, глазами уроженца другого района, проблемы могут быть даже более заметны.

«Проживать в районе, знать его проблемы, предлагать решения». (Мужчина, 26 лет)

«Может быть, человек живет в другом районе, а в вашем районе всю жизнь часто появлялся, девушку свою провожал, то есть знает этот район. В любом случае, район должен быть какой-то частью его жизни». (Мужчина, 30 лет)

«Я, конечно, понимаю, что человек где родился, там и пригодился. Но с другой стороны, со стороны проблемы видно по-другому, и приезжий тоже может себя проявить». (Мужчина, 56 лет)

Большинство респондентов уверены, что у депутата должно быть высшее образование. Два самых популярных варианта – юридическое и экономическое.

Тем не менее, есть и те опрошенные, которые не считают образование важным фактором.

«Мне кажется, образование одновременно важно и не важно. Важнее было бы, где он работал до этого момента и что он сделал вообще в своей жизни. Может быть, он закончил 11 классов, прочитал много книг. Исключения есть везде». (Мужчина, 30 лет)

«Я считаю, что должно быть образование и желательно два – юридическое и экономическое». (Женщина, 61 год)

В основном респонденты считают, что депутат должен поддерживать партнерские отношения с мэрией, обладать поддержкой, иначе он просто не получит финансирования для своих проектов и не сможет улучшить жизнь района.

В то же время есть и меньшинство тех, кто предпочли бы, если бы депутат имел поддержку местных жителей и/или оппозиции – и уже с этих позиций пытался добиваться от городских властей финансирования.

«Если ему деньги на инициативы не выделяются, тогда он кто вообще? Смысла в нем тогда вообще нет». (Мужчина, 30 лет)

«Я согласен. Хотелось бы, конечно, поддержку от мэрии, но если он будет оппозиционным и правильные вещи говорить, получит поддержку своего района, то мэрия все равно должна деньги дать по идее». (Мужчина, 30 лет)

«Должен пользоваться поддержкой городских властей, потому что будет больше возможностей». (Женщина, 53 года)

«Мне хотелось бы, чтобы его поддерживала оппозиция. Он бы тогда на определенных людей опирался. Но в оппозиции тяжело сидеть». (Мужчина, 58 лет)

В средней и старшей возрастных группах респонденты подчеркивают, что депутат не должен быть оторванным от своих избирателей – например, слишком богатым. В группе 18-30 лет опрошенные считают, что мундеп не должен пытаться обогащаться за счет района, не должен быть нечестным.

«Себе в карман класть не должен». (Женщина, 27 лет)

«Не то чтобы совсем не брал, а чтобы совесть была». (Мужчина, 30 лет)

«Чтобы он не был тоже слишком сытым, они, когда живут в сытости, то думают, что все так живут». (Женщина, 50 лет)

«Оторванным от народа». (Женщина, 53 года)

Определения патриотизма несколько отличаются в группе 18-30 лет и в двух других группах. Наиболее молодые респонденты увязывают патриотизм как с понятиями родной земли, народа, языка, так и с государством, его целостностью и лояльностью ему. Опрошенные среднего и старшего возраста обычно понимают патриотизм в культурном и гражданском ключе и часто оговариваются, что он не имеет ничего общего с враждебностью к другим народам, агрессивностью.

«Это остаться в России и не делать гражданство в других странах». (Женщина, 24 года)

«Народ и язык – это круто все, но вот в последнее время патриотизм – это чтобы наша страна осталась целостной, не разваливалась». (Мужчина, 30 лет)

«Мне кажется, глупо класть людей по полю, и вообще патриотизм это, чтобы как раз меньше людей умирало, а не чтобы за мою идею или какого-то олигарха люди включались в эту игру, погибали чьи-то сыновья, мужья, братья». (Женщина, 50 лет)

«Эмоции должны быть. Но главное – быть за свой народ и за свою страну,

но ни в какой мере не ущемлять право других. Не должно быть агрессии». (Мужчина, 58 лет)

Большинство опрошенных во всех группах затруднились назвать патриотов среди наших современников. Чаще всего ими оказываются деятели культуры. В группе

18-30 лет упоминают актеров С. Безрукова, В. Машкова и В. Епифанцева, а также группу «Любэ». В группе 31-50 лет респонденты назвали певца Ю. Шевчука (и упомянули его недавнюю цитату о Родине), актрису Е. Добровольскую и покойного основателя ЛДПР В. Жириновского. В старшей группе опрошенные указали в качестве патриотов троих политиков – В. Путина, В. Жириновского и Г. Явлинского.

«Тот, который про березки поет. На Б его как-то. Безруков. Он поет обо всем этом. А так, Машков». (Мужчина, 30 лет)

«Для меня патриот – Юрий Шевчук, который недавно сказал очень интересные слова, если говорить цензурно, то Россия – это не жопа Путина». (Мужчина, 36 лет)

«Из ныне живущих – это Григорий Явлинский. Потому что он давно пытается провести правильную экономическую реформу, чтобы люди жили лучше». (Мужчина, 58 лет)

«Конечно, Путин патриот». (Женщина, 60 лет)

Среди исторических личностей-патриотов опрошенные упомянули Петра Первого, Екатерину Вторую, Николая Второго, М. В. Ломоносова.

Респонденты практически единогласно высказываются за то, что патриот может критиковать власть. Однако по вопросу о том, может ли патриот призывать к миру в ходе СВО, мнения различаются. В целом почти все респонденты стремятся к миру, однако заметная их часть считает, что мир должен быть выгодным для России. Особенно это характерно для респондентов 18-30 лет.

«То, что он призывает к миру – это лучше, чем говорить, что нет войне. Это очень разные вещи. «Нет войне» звучит как оппозиционер, который все разрушил и ничего не сделал. А вот мир – это звучит по-другому». (Мужчина, 30 лет)

«Можно любить свою страну, понимать все концепции, но при этом понимать, что убивать людей – плохо». (Женщина, 26 лет)

«Если он скажет выводить войска, какой это порядочный человек? Сколько там наших сейчас полегло. Если он выступает за мир, то конечно он патриот, но смотря на каких условиях. Просто болтать, что давайте помиримся и будем жить дружно, такого уже не будет». (Женщина, 38 лет)

«Если человек высказывается против, я бы назвал его смелым и порядочным человеком, а за мир это не позиция. Либо ты против, либо ты за». (Мужчина, 37 лет)

В самой молодой группе опрошенных настороженно относятся к муниципальным депутатам, которые высказываются по вопросам внешней политики. По их мнению, она не имеет никакого отношения к их деятельности. В группе 31-50 лет мнения разделились: кто-то считает, что депутат может высказываться о внешней политике, но это будет бессмысленно, другие – что это важно, поскольку позволяет понять его позицию в целом. В старшей группе для респондентов в целом неважно, что мундеп думает об этих вопросах. Аналогичных позиций избиратели из этих групп придерживаются и по вопросу о поддержке добрососедских отношений с Украиной.

«Только если ради хайпа какого-то непонятного. Как его вообще это касается?» (Мужчина, 30 лет)

«Да, мне важно понять, смелый человек или нет, может высказать свое мнение или нет, совпадает ли оно с моим». (Мужчина, 31 год)

«Мне абсолютно не важно, он может сказать все, что угодно. Он может быть за, может быть против, главное, что он сможет сделать на муниципальном уровне здесь и сейчас». (Женщина, 45 лет)

«Он не обязан». (Женщина, 53 года)

Респонденты чаще всего склонны считать, что СВО затянется на долгое время, вплоть до 4-5 лет. Еще часть опрошенных затрудняется сказать, когда она закончится. Лишь один респондент считает, что СВО завершится в течение года – по его мнению, дольше Россия не продержится.

«Да вообще непонятно». (Женщина, 26 лет)

«Года 3-4, возможно 5 лет». (Мужчина, 44 года)

«Я думаю, что относительно недолго, кирдык у наших к концу года решится». (Мужчина, 37 лет)

Практически все респонденты видят негативные экономические и социальные последствия СВО – рост цен и безработицы, закрытие магазинов. Ожидается,

что в дальнейшем ситуация еще более ухудшится. При этом некоторые отмечают, что ожидали еще больших трудностей после введения санкций.

«Рост цен на все, потеря работы». (Женщина, 28 лет)

«На самом деле, я думал, что все будет намного хуже». (Мужчина, 30 лет)

«Мне кажется, с осени мы уже начнем что-то осознавать. (Женщина, 37 лет)

Респонденты очень неоднозначно воспринимают ход СВО. В лучшем случае его оценивают как медленный, но успешный, в худшем – как полностью провальный. Часто опрошенные говорят, что СВО явно затянулась на более длительный срок,

чем это изначально планировалось. Респонденты не уверены, что цели СВО выполняются, а зачастую указывают на неясность этих целей.

«Очень плохо все. Ну, тут непонятно. Понятно, что планировалось быстро все это сделать. А в итоге они сами не знают, что делать». (Мужчина, 30 лет)

«Не очень, потому что это все очень затягивается, разрушается, в итоге там будут такие счета, все это мы еще восстанавливать будем». (Мужчина, 44 года)

«Мы же знаем их планы. Но по крайне мере, согласно информации, то, что они ставят, выполняется». (Женщина, 60 лет)

В итоговый успех СВО респонденты верят тем чаще, чем они старше. В группе 18-30 лет вопрос об окончательном успехе вызывает замешательство и указания на неясность итоговых целей спецоперации. В более старших группах увеличивается число тех, кто верит в итоговый успех СВО, однако это скорее желание увидеть этот успех, чем осознание конкретных его предпосылок.

«Если уж и замутили, то как бы да. Я тоже не очень понимаю, что такое успех – всех убить и уничтожить или что?» (Женщина, 26 лет)

«Ну, раз этих нациков поймали, мне объясняли, что там есть еще какая-то банда, они должны устранить ее и идти дальше. Сейчас просто был переломный момент». (Женщина, 50 лет)

«Мы должны там прийти к успешному завершению. Политически будут

проблемы – кто-то там присоединится к России, кто-то будет независимым. Но военные действия должны завершиться успешно». (Женщина, 60 лет)



6. Лидеры общественного мнения

Опрошенные из разных групп относят к местным лидерам общественного мнения очень разных людей. Так, в наиболее молодой группе ЛОМом называют некую Ефремову, депутата МГД (однако такого депутата там нет). В группе среднего возраста к ЛОМам относят И. Яшина – вместе с М. Кацем, И. Варламовым и Д. Бесединой – а также директора школы №1373, который активно работает с молодежью (видимо, речь о Д. Плужникове). Из представителей социальных групп опрошенные 31-50 лет пригласили бы школьников-олимпиадников и пожилых людей. Старшие респонденты позвали бы местных активистов, старших по подъезду и глав управ.

«Ефремова, депутат Мосгордумы». (Женщина, 24 года)

«Я думаю, что участников олимпиад по любым предметам, потому что они ребята умные. Эти вундеркинды возможно по-своему смотрят на мир, и они могут предложить какие-то свои новые и свежие решения. Еще думаю, что нужно позвать наименее обеспеченную часть населения, бабушек, дедушек, совсем стареньких». (Женщина, 50 лет)

«Яшин, да он молодец, он же тоже муниципал, долго возглавлял Красносельский район и ушел из-за того, что прокуратура не давала работать сотрудникам. Максим Кац, Илья Варламов тоже крутые». (Мужчина, 37 лет)

«Те, кто сам хочет прийти и кому есть что сказать. Дежурные по подъезду могут быть». (Женщина, 53 года)

Более известные за пределами ЗАО фигуры респонденты обычно упоминаются в юмористическом ключе: экс-министр экономического развития А. Улюкаев, полковник Захарченко, И. Маск. Единственное исключение – названный в средней возрастной группе мэр Москвы С. Собянин. Каких-либо других фигур из-за пределов округа, которые были бы авторитетны для жителей ЗАО, не выявлено.

В целом опрошенные позитивно относятся к идее приглашения на мероприятия представителей местных инициативных групп. Некоторые даже упоминают в их числе своих родственников. При этом респонденты зачастую не знают ни самих групп,

ни их активистов, но полагают, что их участие может быть полезным.

«Можно всех пригласить». (Женщина, 26 лет)

«Моя тетушка, у нее очень светлая голова, я у нее до сих пор многому учусь. Она очень активный человек, и это еще ей тяжело ходить, она действительно лидер, за ней весь дом идет». (Женщина, 50 лет)

У опрошенных нет единого ответа на вопрос, почему префектура и управы не решают проблемы района. В средней возрастной группе респонденты считают, что причина кроется в воспитанной в людях пассивности, неготовности работать ради перемен. В старшей группе опрошенные полагают, что главная проблема – это отсутствие контакта с местными жителями, встроенность местной администрации в «вертикаль власти». Если же управа и префектура займутся местными проблемами, отношение к ним улучшится.

«Людям долго били по рукам, ничего у них не поменялось и они бросили это занятие». (Женщина, 50 лет)

«Потому что не знают о проблемах и не общаются. Они знаю только то, что им сверху сказали, показали». (Женщина, 66 лет)

«Конечно, мы будем понимать, что на нас обратили внимание». (Женщина, 45 лет)

7. Источники информации

В основном большинство опрошенных во всех группах узнают новости района из социальных сетей и мессенджеров. Наиболее популярны Facebook, Instagram, Telegram и «ВКонтакте». В соцсетях опрошенные обычно состоят в местных сообществах (типа «Подслушано»). В домовых и подъездных чатах (обычно в WhatsApp) чаще всего состоят люди средних лет, более молодые и пожилые следят за ними реже.

«Телеграмм, ВКонтакте, кто-то перекидывает что-нибудь». (Мужчина, 31 год)

«В Инстаграмм я редко залезаю, а в Фейсбук раз пять в день. Новости оттуда узнаю». (Мужчина, 58 лет)

«У нас тоже есть Вотсап чат, но я тоже там не сижу». (Женщина, 24 года)

«Когда Инстаграмм хотели заблокировать в феврале, и мы не знали, что можно будет через VPN, все ушли в Телеграмм или ВКонтакте». (Женщина, 49 лет)

Уровень доверия к соцсетям и мессенджерам можно оценить как средний. Опрошенные склонны проверять полученную информацию, относиться к ней критично. Политически ангажированные источники быстро теряют доверие аудитории.

«Я вот вспоминаю, что был подписан ВКонтакте на группу – она есть в Телеграмме, и в ВКонтакте. Она классная. Даже бывало, что я туда какую-то информацию кидал, что происходит у нас в районе и все такое. Но суть в том, что администратор вот этой группы начал провластную политику. Доверие к нему упало. Это отталкивает». (Мужчина, 30 лет)

«Нужно ставить под сомнение все, что там». (Женщина, 28 лет)

Из местных газет информацию о жизни района и округа получают лишь немногие из опрошенных. В основном газеты респондентов не интересуют, уровень доверия к ним невысокий.

«Ну, они какую-то информацию в газетах помещают, но они только хвалят». (Мужчина, 30 лет)

«Бывает, оставляют у консьержа. Иногда читаешь». (Мужчина, 61 год)

В целом респонденты выступают за сочетание живого и онлайн-общения. В первую очередь опрошенные хотели бы из медиа получить информацию о том, кем является кандидат, что он предлагает и т.д. Затем, если кандидат их привлечет, то они были бы готовы с ним встретиться вживую. В личном общении с кандидатом опрошенные видят возможность узнать его получше, точнее понять его как личность. В качестве плохого примера агитации респонденты называют думскую кампанию телеведущего Е. Попова – в ней он не приводил никаких значимых для жителей района достижений, но рассылал им назойливые сообщения с просьбой его поддержать.

«Тогда, когда уже пройдет эта реклама, пиар, то мы будем знать, кто это, будем знать, к кому можем обратиться. И, конечно, лучше поговорить с человеком вживую». (Женщина, 24 года)

«Личный контакт, да. В глаза посмотреть». (Женщина, 26 лет)

«Если даже будет написано, я не буду читать, если увижу, что он никакой вклад не внес. Человек должен внести уже какой-то вклад. Живое общение после того, как я увидел, что он внес вклад». (Мужчина, 31 год)

«Такой как Попов с самопиаром мне точно не нравится. Он писал мне на Ватцап, там была какая-то рассылка с информацией о нем. Он там не писал про дела, которые он сделал, а просто принуждал меня, я такой-то такой-то, сходи». (Женщина, 50 лет)

На месте кандидата опрошенные предпочли бы сочетать онлайн- (Telegram, «ВКонтакте», личный сайт) и оффлайн-агитацию (в первую очередь – баннеры на подъездах). По мысли респондентов, это должно помочь охватить избирателей разного возраста. В то же время к уличным агитаторам участники исследования (по крайней мере, среднего возраста) относятся довольно негативно. Отдельные опрошенные указывают на мощь телевидения как инструмента агитации.

«Я вообще не считаю, что это [уличная агитация] правильно, т.к. начинается собирание подписей, печать и раздача листовок, попытки разговоров, плюс почтовые ящики завалены этими листовками». (Мужчина, 44 года)

«В соцсетях, мессенджерах, окружной или районной прессе». (Женщина, 45 лет)

«Самое успешное – это телевидение. Что-то открываем, наводим кипишь, людей созываем, приезжает Москва-24, снимает, выставляет, и нам сразу идут миллионы». (Мужчина, 31 год)

«Я бы тоже делила на два – пожилое поколение, которое читает листовки, и молодежь, которая не будет это читать, но может посмотреть на сайте». (Женщина, 60 лет)





Made on
Tilda