3. Мотивация и характер электоральной активности

Большинство респондентов голосуют на выборах. Основная мотивация респондентов состоит в надежде на улучшение жизни в стране. Кроме того, для многих респондентов важно голосовать осознанно: необходимо тщательно походить к выбору кандидата предварительно изучив его программу.

«Надежда есть... Высказать мнение, потому что если будешь молчать и рассуждать, что твое мнение ничего не изменит, так и будут думать, что всех все устраивает». (Женщина, 39 лет)

«Ну, я не просто так тупо иду на избирательный участок, я знакомлюсь с программой человека, который что-то говорит, если это нужно не только для района, а и для самой страны, я выхожу и за него голосую». (Мужчина, 43 года)

Большинство респондентов разных возрастов не сталкивались с принуждением к голосованию. Некоторые участники дискуссии слышали о практиках принуждения, однако не в Москве, а в регионах. Респонденты среднего и старшего возрастов, в основном мужчины, вспоминают, что в 90-х была распространена практика принуждения.

«Я только слышал и знаю, что такое в регионах частенько». (Мужчина, 30 лет)

«Раньше было, я свидетель. Я на заводе работал, был директор завода и нас собирали всех и рекомендовали за него, а не за Гаделяна, был такой деятель перестроечный». (Мужчина, 65 лет)

«Ближе я не знаю, но смотрите. Я служил в армии, 97 год, нас всех собрали... Голосуем все за Ельцина, только за Ельцина. И даже мяу не сказали». (Мужчина, 47 лет)

Большинство участников дискуссии готово принять участие в муниципальных выборах. Отмечается, что важно приблизить власть к народу. Однако, респонденты старшего возраста опасаются того, что «надежды на лучшее» скорее всего не сбудутся, ведь от муниципальных выборов мало, что зависит.

«Идея-то хорошая, они должны быть близки к народу. Но в наших условиях это не работает, поэтому...». (Мужчина, 65 лет)

«Я считаю, что это чисто русский менталитет – надежда на лучшее, светлое будущее. Я считаю, что выборы муниципальных депутатов в теории важны, но то, что на практике... У нас по-другому все». (Мужчина, 30 лет)

Многие респонденты склонны полагать, что выборы муниципальных депутатах менее важные, по сравнению с другими выборами. Проблема кроется в полномочиях депутатов и в административном ресурсе. Полномочия либо не применяются, либо их попросту недостаточно для решения проблем. Отмечается, что даже депутаты от Единой России обладают скромным административным ресурсом для решения проблем. Потому, многие респонденты предпочитают выбирать наиболее влиятельных депутатов.

«Полномочия есть, дело в том, как они применяются. Они не работают». (Мужчина, 65 лет)

«Я уверена была, что у них есть административный ресурс. Я даже смотрела, кто от какой партии. Яблочников много там, положим. Когда я стала интересоваться более детально... В ЦАО, у меня там подруга живет, была какая-то забастовка, поликлиника. Там было прямо обосновано, потому что перенаселение, некуда. Все равно, он там с ними в пикете стоял – фамилию не помню. И я думаю... По-моему он был от ЕР. Я была уверена, что у него получится. Вообще бесполезно. И я поняла, что... Это мой был стереотип ошибочный, что рычаги давления есть, административный ресурс. А по факту – его нет». (Женщина, 39 лет)

«Поэтому надо выбирать тех, у кого больше рычагов влияния, скажем так». (Женщина, 47 лет)

Респонденты затрудняются дать однозначную оценку прошлых выборов муниципальных депутатов. Отмечается, что деятельность трудно оценить, поскольку она практически не видна для жителей района, так же как не видны сами муниципальные депутаты. Единственное заметное лицо среди городской власти – это мэр Москвы.

«Кого-то выбрали, кто-то, наверное, работает. Никак на нас это...». (Женщина, 39 лет)

«Сложно вообще сказать, потому что лиц вообще не видно. Собянин...». (Мужчина, 47 лет)

Большинство респондентов не довольно выборами в Государственную думу в 2021 году. Участники дискуссии считают, что достойным кандидатам не удалось выиграть выборы. Респонденты недовольны тем, что в Государственной думе заседают непрофессиональные политики, а спортсмены, музыканты и другие. В парламенте должны заседать образованные люди, такие как юристы, экономисты и профессиональные политики.

«Не особо. Потому что многих людей просто не пустили, которые могли неплохую кандидатуру составить». (Мужчина, 30 лет)

«У них у всех один и тот же текст написан. Каждая партия – свои цели. Единая Россия обычно побеждает. Я считаю, что в законодательном органе не должно быть ни спортсменов бывших, ни музыкантов... Должны быть профессионалы». (Мужчина, 18 лет)

«У меня вопросов не вызывает, просто они действительно плохие управленцы, я согласна. Потому что они на это не учились... Валуев-то это вообще». (Женщина, 47 лет)

4. Отношения к парламентским партиям и внесистемной оппозиции

Большинство респондентов разных возрастов затруднились дать подробную оценку деятельности ведущих партий. Во многом это связано с тем, что участники дискуссии считают, между партиями нет никакой разницы. Респонденты старшего возраста отмечают, что ведущие партии не претерпевали структурных изменений с начала 90-х годов. Некоторые респонденты отметили, что из общего ряда выделяется партия КПРФ, однако в последнее время данная партия набирает слишком мало голосов. Кроме того, участники дискуссии отметили, что партия ЛДПР после смерти Жириновского практически полностью утратила свою политическую силу. Дополнительный недостаток ведущих партий в том, что у них нет конкурентов, то есть оппозиции.

«Очень хорошо сказали. Разницы между ними нет. Ну, КПРФ немножко, совсем немножко отличается. Ну... У них слишком мало голосов и это несущественно». (Мужчина, 65 лет)

«Этот состав с 90-х годов. Уже не веришь, что что-то изменится, все привычно…». (Женщина, 61 год)

«ЛДПР вообще сейчас без Жириновского. Ни о чем партия». (Мужчина, 47 лет)

«Я вот говорил, что вроде партии разные, должна быть оппозиция какая-то, ну а чего... Оппозиции как таковой и нет». (Мужчина, 43 года)

Помимо ведущих партий респонденты также осведомлены о внепарламентских. Среди них: партия Зеленых, Коммунисты России, Справедливая Россия, Яблоко, Новые Люди, Партия Роста. Респонденты старшего возраста положительно относятся к партии Коммунисты России, ставя ее выше партии КПРФ. К партии Яблоко отношение скорее негативное. Респонденты среднего возраста отмечают, что у этой партии проамериканская направленность. Кроме того, Яблоко на сегодняшний день практически полностью растеряло свое влияние.

Что касается партий Зеленые, Справедливая Россия, Новые Люди и Партия Роста, то респонденты затруднились выразить к ним свое отношение. Респонденты среднего и старшего возрастов знают лидера Партии Роста Титова.

«Я коммунистов не люблю вообще, но их (Коммунисты России) люблю». (Мужчина, 65 лет)

«К Яблоку хорошо в свое время очень относилась. А сейчас мне кажется, что они не рулят и все. Единая Россия ничего...». (Женщина, 47 лет)

«Она всегда проамериканская была больше». (Мужчина, 47 лет)

Отношение к партиям в связи с СВО практически не изменилось. Респонденты разных возрастов отмечают, что партии либо не имеют никакого отношения к СВО, либо попросту не выражают открыто свое мнение насчет операции. При этом участники дискуссии уверены, что большинство партий в том или ином виде поддерживают СВО, иначе бы их закрыли.

Среди партий, которые не поддерживают СВО, респонденты смогли назвать только Яблоко. Респонденты старшего возраста негативно относятся к партиям, не поддерживающим спецоперацию.

«Они тоже не имеют никакого отношения, ничего». (Мужчина, 18 лет)

«Мне кажется, власть поддерживают, иначе их бы уже за решетку посадили. Ну а как еще, сейчас же...». (Женщина, 47 лет)

«По-моему, они свое мнение при себе держат. Мне кажется, их бы уже посадили». (Женщина, 39 лет)

«Отрицательное к Яблоку всегда было. Даже до начала боевых действий». (Мужчина, 65 лет)

Мнения по поводу того, что важнее независимость депутата или его партийная принадлежность разделились. Респонденты молодого и среднего возрастов считают, что независимые депутаты будут более активно пытаться изменять район. Во многом это связано с тем, что независимый депутат лично несет ответственность за свои действия.

Другие респонденты среднего и старшего возрастов наоборот скептически относятся к деятельности независимых депутатов. Подчеркивается постоянная зависимость муниципального депутата от мэрии, без поддержки которой у него ничего не получится сделать.

«Скорее независимые больше будут стараться, как минимум. Они, может, свое мнение будут иметь, что-то пытаться изменить. Я думаю, большинство независимых муниципальных депутатов – они и делали побольше. Но это лично мое мнение. Мы же стараемся меньше им давать... Себе на лапу брать...». (Мужчина, 30 лет)

«Потому что они же независимые, вот. А те, которые уже прижились на этой должности и которые уже муниципальные, они просто пойдут по тому же маршруту, как и шли, то есть, ничего не изменится». (Женщина, 18 лет)

«У меня скептическое отношение к муниципальным депутатам. Потому что они самостоятельно что-то делать не будут. Им просто не дадут что-то сделать. Они все равно все зависимы от мэра». (Мужчина, 47 лет)

Некоторые респонденты, в частности женщины среднего возраста, приводят дополнительные доводы в пользу важности личности кандидата. Отмечается, что личные качества всегда важнее административного ресурса депутата. Важно, чтобы он был умелым управленцем и имел юридическое образование.

«Я убедилась на собственном опыте. Если раньше считала, что административный ресурс важен, за Единую Россию всегда отдавала, чтобы было от нее, сейчас мне важно просто... Личные данные человека, опыт его, в административной работе». (Женщина, 39 лет)

«Чтоб управленец был. Обязательно. Вот правильно привела пример Марина – домохозяйка. Опыт ни о чем там. Именно пусть будет управленец как минимум, с юридическим образованием – совсем хорошо». (Женщина, 39 лет)

Шансы оппозиции на выборах муниципальных депутатов оцениваются, как очень низкие. Это связано с тем, что ресурсы правящей партии куда более значительные, чем у оппозиции, в том числе из-за высокого рейтинга Владимира Путина. Кроме того, у оппозиционеров, которые против СВО, по оценкам респондентов, в принципе нет никаких шансов на выборах. Однако женщины старшего возраста отметили, что готовы присмотреться к оппозиционным кандидатам и если им понравится их программа, то даже готовы за них проголосовать.

«Если они яро выступают против войны, то нулевые. А если нет этого, то есть шансы». (Женщина, 47 лет)

«У них же программа есть. Надо изучить. Я с удовольствием посмотрю». (Женщина, 61 год)

«Какие у них перспективы, если у Путина рейтинг за 80%. Небольшие шансы вообще. Есть партия власти, Единая Россия, оппозиция все равно...». (Мужчина, 47 лет)

При низких оценках шансов оппозиции на муниципальных выборах, многие москвичи все равно симпатизируют ей. Среди респондентов среднего возраста есть готовность поддержать достойных кандидатов от оппозиции. Молодых респондентов в оппозиционерах привлекает отличная от других партий позиция по политическим вопросам. Участники дискуссии старшего возраста отмечают, что основная деятельность оппозиции – это критика действующей власти. Однако, такая деятельность не приносит существенных плодов, заявили респонденты.

«Мы можем поддерживать их, людей определенных. А сделают они что-то или нет — это жизнь покажет, мы не знаем». (Женщина, 47 лет)

«Я считаю, что много людей, которые по названию за оппозицию. Как здесь все сказали, он будет считаться, ну вот ЛДПР, коммунисты, так... КПРФ, Справедливая Россия. Да, они считаются оппозицией. Да, они какие-то предложения свои в Думе выносят, там ставятся вопросы... Но все равно, так как количество от этих партий в думе меньше, чем от Единой России, то... Тут нет шанса». (Мужчина, 43 года)

«Какие-то другие интересы, другая позиция». (Мужчина, 18 лет)

«Именно покритиковать власть. Оппозиция же бывает и справа, и слева. Со всех сторон критикуют власть, которая является центристской». (Мужчина, 65 лет)

У многих респондентов среднего возраста отсутствует доверительное отношение к оппозиции, по причине того, что многих оппозиционеров признали иноагентами. Кроме того, некоторые респонденты, которые симпатизируют оппозиционерам, скорее всего, не отдадут за них голос по причине низких шансов на победу в выборах.

Большинство респондентов отметило некоторые успехи в деятельности оппозиционеров. Отмечается, что у них хорошо получается создавать общественный резонанс к проблемам. Нередко после поднятия шумихи власти начинают замечать проблемы, а впоследствии их решать. Однако, возможности оппозиции решать проблемы самостоятельно оцениваются, как очень незначительные.

«Недоверие просто элементарное, потому что это иноагенты». (Мужчина, 47 лет)

«Ничего не отталкивает от них. Мне они нравятся. Какая-то оппозиция... Просто когда идет максимальная монархия, в стране ничего к лучшему и не будет меняться, потому что нужна конкуренция. Конкуренция – двигатель прогресса». (Мужчина, 30 лет)

«Привлечь внимание они могут, если они правильно какую-то забастовку или протест выдвигают действительно по теме». (Женщина, 47 лет)

«Мне кажется, самая большая власть – общественный резонанс, если он будет действительно большим. Наша власть больше всего этого и боится – резонанса общественного. То есть, не каких-то других мнений. Если люди собираются большим количеством и они чем-то недовольны, то власть хоть как-то начинает суетиться». (Мужчина, 30 лет)

Большинство респондентов не готовы участвовать в протестных акциях. Более того большинство из них, за исключением респондентов среднего возраста, не замечали протестов, проводившихся в последнее время. Участники дискуссии отмечают, что принимать участие в протестных акциях небезопасно, ссылаясь на репортажи с жестокими задержаниями на митингах организованных командой Навального.

«Сейчас их нет, а те, что были – несанкционированны». (Женщина, 47 лет)

«Репортажа достаточно с навального митингов... Как там всех сажают». (Женщина, 39 лет)

«Единственная акция протеста, которую я помню последнюю, когда там, на Пушку выходили – "нет войне". 24, 25 пытались, пытались, но там моментально ОМОН работает». (Мужчина, 30 лет)

Многие респонденты вышли бы на протестные акции только в случае критической необходимости. В качестве таковой могло бы послужить открытие границ для беженцев из стран Африки и диверсии со стороны Украины. В целом, любые события, нарушающие личную безопасность можно считать критическими. Помимо этого, многие респонденты среднего возраста готовы поучаствовать исключительно в масштабных протестах. Отмечается следующая логика: чем более масштабный протест, тем более он результативный. В связи с этим большинство респондентов всех возрастов отметили, что наиболее эффективный протест – общегородской, поскольку другие, например, районный протест, останутся незамеченными властями.

«Если выйдет огромное количество людей. Если какими-то кучами – все боятся, их легче посадить. А если выйдет действительно огромное количество людей, то... Масштабность, а так нет». (Мужчина, 30 лет)

«Я, во-первых, против той цели, которую они пропагандируют, поэтому на протест ни в коем случае не надо выходить». (Мужчина, 65 лет)

«Сейчас угрожают диверсиями со стороны Украины... И если мы окажемся незащищенными, то можно...». (Женщина, 47 лет)

«Меня, знаете... Я бы вышел, если бы Путин открыл границы для беженцев с Африки в Германию... Всех в Россию». (Мужчина, 43 года)

«Городского — это же с локацией связано, это масштабное действие. Все-таки, в рамках района, мне кажется…». (Женщина, 39 лет)

Made on
Tilda