3. Мотивация и характер электоральной активности

Все опрошенные, кроме одного (в более молодой группе) сообщили, что голосуют на выборах. Наиболее популярные мотивации в обеих группах – выражение своей позиции и стремление изменить жизнь к лучшему (хотя в то, что это получится сделать, респонденты верят мало). Респондент, который не ходит на выборы, объяснил это тем, что не видит в этом смысла.

«Проявить свою гражданскую позицию». (Женщина, 35 лет)

«Я не голосую, не вижу смысла». (Мужчина, 42 года)

«Надеюсь все же на лучшее. Хоть и готовы ко всему». (Женщина, 54 года)

В группе 18-45 лет распространено негативное отношение к дистанционному электронному голосованию. Опрошенные не доверяют ему, считают его подверженным манипуляциям и направленным на обеспечение высокого результата «Единой России».

«Я на самом деле разочаровалась в электронном голосовании, я считаю,

что оно купленное или подстроенное. В тот раз я голосовала электронно, но больше не буду». (Женщина, 35 лет)

«Есть же система блокчейна, сейчас все про нее говорят. И почему систему голосования не сделали через нее? Потому что блокчейн нельзя переделать. Я согласен, что веры ноль». (Мужчина, 30 лет)

Большинство респондентов слышали о практиках принуждения к голосованию, однако лично с ними чаще сталкивались опрошенные старше 45 лет, имевшие опыт работы в бюджетных организациях. Среди более молодых респондентов принуждали к голосованию на работе только одного. Как правило, речь шла не про голосование законкретного кандидата, а про участие в выборах как таковое.

«Я госслужащий, меня принуждали. Ясно давали понять, что потом нужно отчитаться, что ты проголосовал». (Мужчина, 30 лет)

«Я бюджетник, голосую за компьютером в кабинете директора — это приказ». (Мужчина, 62 года)

«Нас отвозили проголосовать в определенное место. Я проголосовала так, как хотела, потому что проверить было сложно. Еще денег обещали». (Женщина, 63 года)

«Я не сталкивалась. Не понимаю, как это возможно, как себе это представить». (Женщина, 50 лет)

Среди респондентов моложе 45 лет подавляющее большинство не планирует идти голосовать на муниципальных выборах. Главным образом они объясняют это незнанием кандидатов и их программ либо недоверием к ним. Респонденты старше 45 лет чаще планируют идти на выборы, однако среди них есть сомнения, действительно ли выборы будут проходить, или их перенесут.

«Нет. Как там можно принять участие в выборах, если ты даже не знаешь, кого выбирать. Висят плакаты, афиши, баннеры, лозунги даже смешно читать». (Мужчина, 42 года)

«А будут-ли они? Должны быть в сентябре, но сказали, что перенесут». (Женщина, 63 года)

Чаще всего респонденты не считают муниципальные выборы важными. Они объясняют это тем, что все решения принимаются на более высоких уровнях власти, а муниципалитеты лишь выполняют их. Тем не менее, часть опрошенных считает, что муниципальные выборы важны, потому что на них можно выбрать депутатов, которые будут действительно заботиться о районе. Одним из аргументов за значимость муниципальных выборов является то, что городские власти стремятся лишить полномочий некоторых мундепов (т. е., по мнению респондентов, видят в них угрозу).

«Я считаю, что не важны, т. к. все решают люди, которые повыше,

и тут неважно, хочет депутат чего-то или нет. Может быть, у него какая-то инициатива будет, но, если посмотреть, этих инициатив довольно мало,

и они бредовые». (Мужчина, 30 лет)

«Не внушают доверия, это заранее проигранная игра». (Женщина, 20 лет)

«Я считаю, что очень важны. Потому что в некоторых районах такие сильные муниципальные депутаты, а партия власти хочет лишить их полномочий. Если партия мешает, значит, депутаты людям помогают, поэтому они обязательно должны быть». (Женщина, 63 года)

«Был такой председатель совета депутатов Илья Яшин. Вот должен быть такой человек, с чистой совестью, который этим «болеет» и именно из этого

же района». (Мужчина, 56 лет)

Респонденты 18-45 лет затрудняются сказать, довольны ли они результатами предыдущих муниципальных выборов. Большинство из них мало что знают об этих выборах и уверены, что это чисто формальная процедура, которая ничего не решает. Опрошенные старше 45 лет настроены критически – многие из них выражают скепсис по поводу квалификации избранных депутатов и их возраста.

«Ты не видишь как таковых изменений, поэтому сложно сказать. Нейтрально». (Женщина, 28 лет)

«Что они были, что их не было, все равно сделают как нужно. Поэтому выборы остались как отголосок прошлого. Просто надо для галочки, что у нас честная страна, народ вот выбирает, поэтому этот человек стоит». (Мужчина, 42 года)

«Мне приходилось с ними [кандидатами] общаться. Как они себя представляли? Одна – многодетная мать, место работы – социальная помощь, значит «побирушка». Вторая – помощник режиссера. И каких фильмов? Порнофильмов?» (Мужчина, 62 года)

«В нашем районе какие-то одни «пионеры». (Женщина, 50 лет)

В старшей возрастной группе часть опрошенных весьма одобрительно высказываются о депутате МГД Е. А. Бунимовиче – даже когда точно не знают, городской он депутат или муниципальный. Они считают, что он действительно заботится о горожанах, а также отмечают, что он не принадлежит к «партии власти».

«Он не член «Единой России», поэтому его точно можно отметить». (Мужчина, 56 лет)

«Он «яблочник». И у него есть стремление защитить простых жителей». (Женщина, 63 года)

Итогами выборов в Госдуму недовольно большинство респондентов в обеих группах. Наиболее часто опрошенные критикуют выборы за нечестность, утверждают, что голоса за КПРФ были украдены, а после выборов началось преследование депутатов от этой партии (В. Рашкин, Н. Бондаренко). Среди старшего поколения звучат претензии к депутатам, избранным от их округов, по поводу их работы. Среди более молодых респондентов как минимум один недоволен тем, что новый созыв Думы поддержал ввод войск на Украину.

«Нет, нечестные выборы, побеждала КПРФ. Их начали засаживать тут же, как только прошли выборы. Бондаренко начали преследовать, этого несчастного депутата Рашкина из-за лося. Это бред реально, у нас тут воруют вагонами,

а тут из-за лося этот цирк». (Женщина, 35 лет)

«Про Ирину Белых, если ей еще не икается. У нее ведь была агрессивная компания, вспомните? Чтобы остаться на своем теплом месте. Такие, как она и подобные –

они укореняются и никого не пропускают». (Женщина, 63 года)

«Конечно нет. Государственная Дума принимала решение о введении войск в Украину. Я считаю, что не были приняты все возможные меры, чтобы этого избежать». (Мужчина, 30 лет)



4. Отношение к парламентским партиям и внесистемной оппозиции

Отношение к парламентским партиям у большинства респондентов скептическое. Часто встречается мнение, что вся парламентская оппозиция на самом деле подконтрольна властям и не пытается всерьез противостоять «Единой России». К самой ЕР отношение неоднозначное. Одни настроены резко против нее, считают ее представителей нечестными или «отставшими от жизни». Другие отмечают, что партия неоднородная, в ней есть как хорошие, так и плохие люди.

«Я в каком-то году сталкивался с людьми, которые работают в Единой России, могу сказать, что это очень жадные и нервные люди». (Мужчина, 42 года)

«Очень много там довольно возрастных людей, которые видят мир по-старому, а мир за последние 10 лет очень сильно поменялся. И сейчас есть какой-то диссонанс, когда пытаются запретить интернет и т. д.» (Мужчина, 30 лет)

«Там же тоже разные люди есть. Есть врачи, например, Рошаль хороший нормальный человек, а есть также нейтральные и не очень хорошие». (Мужчина, 41 год)

«Называйте как угодно, партия одна все равно!» (Женщина, 50 лет)

Чаще всего в обеих группах выражают поддержку КПРФ. По словам респондентов, она наиболее похожа на партию, стремящуюся отстаивать интересы граждан. Также популярности коммунистам добавляют яркие фигуры в рядах партии (чаще всего упоминают Н. Бондаренко).

«Я тоже за КПРФ, но пофамильно не знаю. Зюганов там что-то все

про коммунизм, но понимаешь, что коммунизма никакого не будет, но, может быть, хоть будет что-то получше, если они чего-то добьются». (Мужчина, 42 года)

«Раньше была какая-то альтернатива у партий, сейчас нет. Все «легли» под «Единую Россию». Только Бондаренко (депутат КПРФ) личность, еще, может,

кто-то». (Мужчина, 56 лет)

В группе 18-45 лет есть отдельные сторонники «Новых людей». Однако часть из них успела разочароваться в партии, глядя на ее деятельность (в частности, на шоу «Дебаты Кандидаты»). Еще одна респондентка заявила о поддержке ЛДПР.

«Мне импонирует концепция «Новых людей». Я читала, понравились их идеи, программа». (Женщина, 28 лет)

«В какой-то момент хотел вступить в эту партию [«Новые люди»], пришел к ним, пообщался, и понял, что не буду. Посмотрел их программу, у них там еще было какое-то политическое шоу, полнейшим бредом занимались». (Мужчина, 30 лет)

«Мне больше всего нравится ЛДПР, но кто выиграет очевидно». (Женщина, 20 лет)

О «Справедливой России» не упоминает почти никто из опрошенных. Лишь одна респондентка отметила, что партия зарабатывала себе популярность среди пенсионеров напрошлых выборах за счет раздачи магнитиков.

«Справедливая Россия, у них было очень много рекламы. Я знаю, что многие бабушки из-за того, что они им в конверт положили программки, магнитики, голосовали именно за Справедливую Россию». (Женщина, 28 лет)

Из непарламентских партий чаще всего упоминается «Яблоко». Отношение к этой партии обычно негативное. Она воспринимается респондентами разных взглядов как слабая, непатриотичная и не готовая к борьбе за власть. Особенно возмущает опрошенных недавний отъезд Г. Явлинского в Лондон.

«Еще есть «Яблоко», вроде еще больше живы, чем мертвы». (Мужчина, 30 лет)

«Было, да, такое. Там Явлинский, давно его не видел и не слышал». (Мужчина, 42 года)

«Явлинский уехал. «Яблоко» сгнило. Так у нас из всех партий Яшин один остался». (Мужчина, 63 года)

«Явлинский поставил точку, уехав в Лондон. Но это его выбор». (Женщина, 50 лет)

В старшей группе респонденты также вспомнили «Партию Роста» и «Зеленых». Однако к ним отношение также в целом скептическое. Опрошенные не видят никаких результатов их работы, подозревают в попытках нажиться на политике.

«Для пенсионеров они хоть что-то сделали? Ничего». (Женщина, 58 лет)

«Денег отмыли и всё». (Мужчина, 46 лет)

В основном среди опрошенных преобладает мнение, что у партий не было другого выбора, кроме как поддержать решение Президента о начале спецоперации на Украине. При этом отмечается, что некоторые депутаты все же не стали участвовать в голосовании по данному вопросу – однако и этот шаг некоторые респонденты считают согласованным с властями. У отдельных опрошенных ухудшилось отношение к КПРФ

из-за исключения депутатов, выступавших против спецоперации.

«Я думаю, они однозначно все поддержали. Там Путин поддержал, им не осталось больше ничего делать». (Мужчина, 41 год)

«За, у них нет выбора изначально, там вроде только 10 человек проголосовало против». (Женщина, 20 лет)

«Мне кажется, они там ничего не решают. Этот вопрос больше к Шойгу относится, но не к партии». (Мужчина, 42 года)

«Два человека в КПРФ пытались высказаться – их уже исключили из партии. Хотя у нас демократическая страна, каждый имеет право высказываться. Правильное или неправильное, но мнение». (Мужчина, 56 лет)

Лишь немногие респонденты считают, что поддержка спецоперации со стороны оппозиционных партий является искренней. Чаще звучат мнения, что она проистекает из их подконтрольности властям. Некоторые опрошенные считают, что на самом деле руководство думской оппозиции против СВО, но боится конфликтов с властью.

«Да даже Захар Прилепин признался: «У нас в России сто групп – и только пять из них решили поддержать военные действия». (Мужчина, 62 года)

«Я думаю, что в душе против, но боятся». (Мужчина, 56 лет)

Респонденты 18-45 лет сомневаются, что в стране есть политические силы, выступающие за возвращение ситуации к статус-кво на 23 февраля. Поэтому о готовности их поддержать они не берутся говорить. Отмечается, что чаще всего против СВО высказываются не политики, а деятели культуры. Опрошенные старше 45 лет прямо не заявляют о поддержке подобных политических сил, но многие из них весьма негативно оценивают СВО и особенно – перспективу возможной мобилизации.

«Какие-то артисты выступали против, а политики, по-моему, нет». (Мужчина, 42 года)

«Такие есть. Я как-то нейтрально». (Женщина, 28 лет)

«Когда там, в Украине, будут Медведевы, зятья Путина, тогда мы все туда пойдем. А так их поддерживать... Их не сегодня, так завтра посадят надолго, в лучшем случае. Расстреляют или еще хуже — на кол посадят, я уверен в этом». (Мужчина, 56 лет)

Опрошенные уверенно отдают предпочтение независимым кандидатам,

а не представителям партий. По их мнению, кандидаты от партий ограничены партийной идеологией, им сложнее продвигать собственные хорошие идеи. У независимых кандидатов такого недостатка нет. Лишь некоторые отметили, что их выбор сильно зависел бы от ситуации, от программ конкретных кандидатов.

«Скорее всего за независимого. У него было бы больше каких-то своих оригинальных идей, меньше давления со стороны партии». (Женщина, 20 лет)

«От программы зависит». (Женщина, 28 лет)

«Я вообще считаю, что выбирать надо конкретного человека, а не партию. Что за 50% «Единой России»? Кого они туда напихали?» (Мужчина, 56 лет)

В целом для респондентов не важна партийная принадлежность кандидата. Они готовы голосовать за конкретную личность, которая их привлекает. Отмечается, что внутри одной партии могут находиться очень разные люди, поэтому на каждого кандидата нужно смотреть в отдельности.

«Если бы я знала какую-то конкретную личность, то скорее да, а сейчас я больше ознакомлюсь с кандидатурой, буду смотреть и создавать мнение о всей партии». (Женщина, 28 лет)

«Личность должна быть». (Мужчина, 46 лет)

«Он должен быть известен своими делами. Правозащитными, например». (Женщина, 63 года)

Мнения респондентов о перспективах оппозиционных кандидатов на муниципальных выборах расходятся. Одни отмечают, что оппозиция сейчас находится в тяжелых условиях, и кандидаты могут столкнуться с преследованием. Другие отмечают пассивность и аполитичность избирателей, их незаинтересованность в голосовании за оппозицию. Тем не менее, около половины опрошенных считают, что шансы у оппозиционеров есть, хоть и не большие. Для этого им надо предлагать реалистичные идеи по решению локальных проблем и вести активную агитационную кампанию.

«Нет, мне кажется их просто всех пересажают и все». (Женщина, 20 лет)

«Зачастую оппозиция говорит, власть плохая, выбирайте меня и т.д. Однако есть оппозиционеры, которые могли бы продвигать инициативы не такие крупные как замена президента, а помельче что-то, дороги там сделать и т.д.» (Мужчина, 30 лет)

«Сделать хорошую программу, рекламу, и возможно. Люди в большинстве своем не знают своих депутатов, из оппозиции они или нет. Если рассказать и заявить о себе, то вполне возможно получится». (Женщина, 28 лет)

«А им [жителям округа] все равно. Это социальное дно. Нет для них личностей». (Мужчина, 62 года)

Главным образом респондентов привлекает в оппозиционных кандидатах то, что они говорят о проблемах, которые игнорируются властями, и предлагают решения. Некоторые из опрошенных в старшей возрастной группе также отметили, что им импонирует жертвенность оппозиционеров, их готовность рисковать своим благополучием. Также респонденты указывают на энергичность и открытость оппозиционеров.

«Они видят какие-то проблемы, и хотят, чтобы они были решены. Действующая власть эти проблемы решить не может, где-то они говорят завтра, где-то говорят про нехватку бюджета». (Мужчина, 30 лет)

«Предлагают какие-то свои уникальные методы решения проблемы». (Женщина, 20 лет)

«Когда люди идут на Голгофу, когда лишаются всего — вот такие привлекают». (Мужчина, 62 года)

«Мне кажется, они более открыты. Энергичные, смелые». (Женщина, 54 года)

Тем не менее, среди респондентов больше тех, кто воспринимает оппозицию критически. Самая частая претензия к оппозиционерам – нереалистичный взгляд на политику, идея, что смена власти сама по себе может кардинально улучшить жизнь людей. Некоторые считают, что оппозиция занимается исключительно критикой,

но не предлагает и не делает ничего полезного. У части опрошенных негативную реакцию вызывает неясность источников финансирования оппозиции. Некоторых раздражает ее «холеность», отдаленность от народа и его проблем.

«Виновата власть, поменяем президента, правящую власть, все изменится. Пустословие». (Мужчина, 30 лет)

«Меня как-то чисто внешние данные, когда лицо такое холеное, довольное, далекое от реальных проблем. Вот у меня тогда сразу негатив». (Женщина, 35 лет)

«То, что они нигде не работают. Те же Соболевы, Навальные. Трудовую книжку пусть покажут — где они работали?» (Мужчина, 62 года)

«Когда они добираются до власти, то вся смелость у них куда-то уходит». (Женщина, 50 лет)

У большинства респондентов нет однозначного мнения по поводу того, способны ли оппозиционеры решить проблемы жителей Москвы. Одни считают, что оппозиция, по крайней мере, стремится это сделать – хоть у нее это и не обязательно получится. Другие считают, что оппозиционеры вряд ли смогут это сделать – из-за противодействия властей и недостатка квалификации.

«Перед районом и округом – возможно, перед городом – вряд ли. Что-то мелкое – возможно, глобальное – нет». (Женщина, 28 лет)

«Желание у них, наверное, есть». (Женщина, 54 года)

««Короля играет свита». Хотеть-то можно, но кто даст?» (Женщина, 50 лет)

Похожим образом опрошенные воспринимают и провластных депутатов. С одной стороны, многие считают, что те способны решать проблемы – просто не слишком хотят это делать. Из-за этого их нужно постоянно подталкивать либо надеяться, что решение проблемы будет выгодно для самих депутатов (как способ пиара). С другой стороны, есть и мнение, что провластные депутаты некомпетентны и потому неспособны

решать проблемы.

«Конечно могут, если захотят». (Мужчина, 30 лет)

«Если это дополнительный пиар для них, как-то совпадет. Наша проблема

с их пиаром». (Женщина, 63 года)

«Я исключительно по себе знаю: пока не приду, кулачком не постучу, ножкой не потопаю – ничего не решится». (Женщина, 50 лет)

«Как они могут решить, если за 20 лет они ничего не решили?» (Мужчина, 62 года)

Среди опрошенных моложе 45 лет никто не участвовал в каких-либо акциях протеста. Респонденты объясняют это нежеланием быть избитыми и получить штраф, а также (реже) поддержкой властей. Среди респондентов старше 45 лет довольно много тех, кто в прошлом выходили на протестные акции – экологические или политические (например, на пр. Академика Сахарова). Однако, как правило, эти акции проходили довольно давно (как минимум до пандемии).

«Зачем? Чтобы тебя посадили, и дубинкой по голове». (Мужчина, 30 лет)

«Зачем? Я ведь действительно серьезно поддерживаю Путина, зачем мне идти на акцию протеста?» (Мужчина, 41 год)

«Ну был я давно, на Сахарова. Приехали, потусовались, пошумели. А посмотрел на другой – одних забирают, другие фотографируют. Ну что мне, зевакой идти туда? Там полицаев больше, чем людей». (Мужчина, 46 лет)

«Я была очень давно. Когда еще были разрешены марши протеста, митинги – вот тогда я была». (Женщина, 58 лет)

Сейчас принимать участие в акциях протеста большинство опрошенных

не стали бы. Распространено мнение, что это опасно для здоровья, а также может привести к проблемам с законом. Тем не менее, при некоторых условиях респонденты допускают для себя участие в акциях протеста. Опрошенные в группе 18-45 лет готовы были бы участвовать в экологических акциях, а также акциях «в защиту справедливости» (например, при лишении мандата популярного депутата). Респонденты старших возрастов поучаствовали бы в акциях только в тех случаях, когда обстановка стала бы критической – например, при серьезном падении уровня жизни

или при попытке сноса их домов.

«Вот когда Бондаренко лишили мандата, я бы пошла. Это нечестно». (Женщина, 35 лет)

«Экологические обязательно, природа – это же наша жизнь». (Мужчина, 30 лет)

«Когда прижмет рано или поздно. Сейчас еще бутонов нет, еще только посадили. Давайте еще год-два пройдет». (Мужчина, 46 лет)

«Когда у нас вопрос реновации решался: будут нас сносить или нет. То мы, люди, выступили против и нас не снесли». (Женщина, 50 лет)

Среди респондентов встречаются сторонники как районного,

так и общегородского протеста. Первые считают, что добиться локальных изменений проще, чем глобальных. Вторые подчеркивают, что протест одного района подавить проще, чем развернувшийся по всему городу.

«Если что-то не устраивает в районе, то там больше вариант чего-то добиться». (Женщина, 35 лет)

«Если район, то смысла нет — задавят. Если весь город, то другой вопрос». (Мужчина, 46 лет)

«Мне кажется районный. Особенно если каждый район поднимет свою проблему, может как-то все изменится». (Женщина, 20 лет)



Made on
Tilda