АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ФОКУС-ГРУППОВЫХ ДИСКУССИЙ В Г. МОСКВА

СЕВЕРНЫЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ОКРУГ


Резюме

Большинство опрошенных склонны считать, что ситуация в Москве за последнее время скорее улучшилась. Наиболее часто среди улучшений респонденты всех возрастов называют благоустройство территорий и развитие транспортной инфраструктуры. При этом опрошенные отмечают и отрицательные изменения: резкий рост цен, масштабная застройка города, вопросы экологии, нехватка парковочных мест.

Когда речь идет о проблемах именно САО, в обеих группах респондентов чаще всего говорят о слишком плотной застройке. Опрошенные отмечают, что их округ застраивают более активно, чем другие части Москвы. В группе 18-45 лет опрошенные подчеркивают заметный дисбаланс между разными районами внутри САО. Старшее поколение поднимает проблемы здравоохранения и сферы ЖКХ.

Практически все опрошенные солидарны в том, что в СМИ проблемы города и округа практически не отражаются. Также часть респондентов считает, что в СМИ слишком много внимания уделяется мэру Москвы С. С. Собянину.

Между респондентами разного возраста существует значительный разрыв в восприятии мэра Москвы С. С. Собянина и городских властей в целом: опрошенные

18-45 лет в подавляющем большинстве относятся к мэрии положительно, респонденты старших возрастов – отрицательно.

Большинство респондентов ничего или почти ничего не знают о Мосгордуме, не могут назвать ее депутатов. Лишь некоторые респонденты старше 45 лет знают Е. Ступина, Е. Шувалову и Е. Енгалычеву. Отношение к депутатам МГД в целом скорее негативное: они воспринимаются как проводники политики мэрии и «Единой России».

Опрошенные всех возрастов оценивают работу властей САО либо нейтрально, либо негативно. Очень многие сообщают, что просто ничего не знают о работе префектуры, поскольку в округе не налажены каналы информирования и обратной связи.

Большинство респондентов, как правило, не знают никого из муниципальных депутатов своих районов и затрудняются оценить их работу. Практически все опрошенные заявляют, что их отношение к муниципальным властям не изменилось после начала спецоперации на Украине.

Почти все респонденты голосуют на выборах. Наиболее популярные мотивации в обеих группах – выражение своей позиции и стремление изменить жизнь к лучшему. При этом среди респондентов моложе 45 лет подавляющее большинство не планирует идти голосовать на муниципальных выборах. Главным образом они объясняют это незнанием кандидатов и их программ либо недоверием к ним.

Итогами выборов в Госдуму недовольно большинство респондентов в обеих группах. Часто опрошенные утверждают, что голоса за КПРФ были украдены, а после выборов началось преследование депутатов от этой партии (В. Рашкин, Н. Бондаренко).

Отношение к партиям у большинства респондентов скептическое. Часто встречается мнение, что вся парламентская оппозиция на самом деле не пытается всерьез противостоять «Единой России», отношение к которой неоднозначно. Чаще всего в обеих группах выражают поддержку КПРФ, у остальных партий нет или почти нет сторонников. Опрошенные уверенно отдают предпочтение независимым кандидатам, а не представителям партий. По их мнению, кандидаты от партий ограничены партийной идеологией, им сложнее продвигать собственные хорошие идеи.

Мнения респондентов о перспективах оппозиционных кандидатов на муниципальных выборах расходятся. Около половины опрошенных считают, что небольшие шансы у оппозиционеров есть, если они будут предлагать реалистичные идеи по решению локальных проблем и вести активную агитационную кампанию.

Среди опрошенных моложе 45 лет никто не участвовал в каких-либо акциях протеста. Среди респондентов старше 45 лет довольно много тех, кто в прошлом выходили на протестные акции, однако это было еще до пандемии. Сейчас принимать участие в акциях протеста большинство опрошенных не стали бы.

Чаще всего респонденты говорят не о профессиональных, а о личных качествах идеального депутата. В первую очередь, это должен быть честный человек, который заботится о благе района и прислушивается к мнению его жителей. Среди респондентов есть консенсус, что депутат должен быть местным жителем. Вопросы о национальности, поле, возрасте, семье и образовании являются дискуссионными. Подавляющее большинство опрошенных считают, что депутат должен пользоваться поддержкой мэрии, поскольку иначе ему вряд ли удастся чего-то добиться.

Опрошенные считают, что патриотизм – это любовь к Родине и стремление сделать для нее что-то полезное. Опрошенные старше 45 лет более критически относятся к официальному патриотизму, жестко отделяют его от лояльности власти, в качестве примеров патриотов приводят Ю. Шевчука, Б. Гребенщикова и А. Навального. При этом в обеих возрастных группах респонденты единодушны в том, что патриот может, а в некоторых обстоятельствах даже должен не соглашаться с властями, в т. ч. по вопросу об Украине.

Около половины опрошенных считают, что спецоперация на Украине затянется надолго – на два года и даже более. Остальные считают, что СВО завершится достаточно быстро – уже в ближайшие месяцы. В обеих возрастных группах респонденты в той или иной степени разочарованы ее ходом. При этом опрошенные 18-45 лет единогласно уверены в конечном успехе СВО, а среди более возрастных респондентов мнения по этому вопросу разнятся.

Опрошенные в обеих группах затруднились назвать каких-либо конкретных лидеров общественного мнения, которых они пригласили бы на круглый стол. В группе 18-45 лет опрошенные предложили позвать какую-нибудь известную личность из числа живущих в округе, чтобы привлечь внимание властей к проблемам.

Респонденты 18-45 лет в подавляющем большинстве получают информацию в Интернете. Самые популярные среди них источники – Telegram, «ВКонтакте» и Instagram. Опрошенные старших возрастов получают информацию из местных газет, телевидения, местных групп и чатов. Доверие к Интернет-источникам выше, чем к традиционным СМИ, но не абсолютно.

Опрошенные считают, что для кандидата важен и личный контакт с избирателями, и другие способы донести информацию (например, социальные сети). Респонденты всех возрастов на месте кандидата предпочли бы сочетать различные способы агитации.







1. Оценка текущего положения в Москве, округах/муниципалитетах

Большинство опрошенных склонны считать, что ситуация в Москве за последнее время скорее улучшилась. Наиболее часто среди улучшений респонденты всех возрастов называют благоустройство территорий (в первую очередь зеленых зон) и развитие транспортной инфраструктуры (метро, МЦК). Также довольно часто опрошенные говорят о появлении новых культурных и досуговых учреждений («ГЭС-2», музеи, детские развивающие центры), реконструкции исторических зданий (Речной вокзал).

«У нас начало строиться намного больше парков, различных интерактивов по типу ГЭС-2 на станции метро Третьяковская, музеев. То же самое благоустройство центра Москвы, у нас Собянин занимается плиткой и прочими ежегодными делами». (Женщина, 20 лет)

«В нашем районе зелено, мамам с детьми есть куда пойти — появилось много детских развивающих центров». (Женщина, 58 лет)

«Стала доступнее транспортная инфраструктура — мне нравится МЦК, удобно добираться в другие районы». (Женщина, 54 года)

Наряду с положительными изменениями, значительная часть опрошенных отмечает и отрицательные. При этом чаще всего называется резкий рост цен за последние месяцы после введения западных санкций. Также респонденты говорят о масштабном городском строительстве, из-за которой усугубляются проблемы перенаселения, нехватки парковочных мест и другой инфраструктуры.

«Много застроек, строят много жилых домов многоэтажных, церквей.

Это и плюс, и минус, т. к. много машин, народу, нет парковочных мест». (Женщина, 28 лет)

«Мне кажется, что в худшую, у нас война идет, соответственно и цены растут. Ну это касается не только Москвы, а всей России». (Мужчина, 30 лет)

Среди проблем Москвы респондентов чаще всего беспокоят вопросы экологии. Отмечается высокий уровень загрязненности атмосферы: загазованность из-за все большего потока машин, кислотные дожди. Некоторые респонденты жалуются на неэкологичные практики в сфере ЖКХ – например, на косьбу травы, что разрушает городские экосистемы. Отдельные опрошенные упоминают также о нехватке раздельного сбора мусора, хотя и отмечают проблемы при его реализации.

«Загазованность, мало зелени». (Мужчина, 56 лет)

«Во-первых, это кислотные дожди, и у нас в целом как-то не заботятся об экологии. У нас нет как в Европе, разделения мусора. Потому что мы посчитали его бесполезным, т. к. жирная коробка из-под пиццы и офисная бумага – они в принципе несовместимы». (Женщина, 20 лет)

«Сколько можно косить траву? Этого нельзя делать категорически! Вы нарушаете экосистему. Не стало воробьев, обратили внимание? Они же питаются семенами этой травы». (Женщина, 50 лет)

Большое количество машин в городе приводит к еще одной проблеме, о которой много говорят опрошенные – нехватке парковочных мест. Особенно это касается районов старой застройки, где большое количество машин у жителей изначально не предполагалось. Отмечается, что регулирование вопросов парковки возле жилых домов порой приводит к конфликтам между жильцами. Одним из решений респонденты видят строительство новых подземных паркингов.

«В старых дворах и застройках, как у меня на Войковской, очень мало машинных мест, некуда ставить машины». (Мужчина, 41 год)

«У нас там даже такое общее собрание автомобилистов, и они решают, что делать всем двором. Кто-то не успел прийти, кто-то не пришел, и они как хозяева жизни определяют, кому можно заехать, кому нельзя, привезти покупки, сделать ремонт». (Женщина, 35 лет)

«Парковок мало. Строят развязки, но их тоже недостаточно. Это не помогает. Бестолково. Надо строить подземные движения и парковки строить под землей,

так как места мало. На земле всего не сделаешь». (Мужчина, 56 лет)

Опрошенные в группе 18-45 лет неоднозначно оценивают ситуацию с уборкой снега зимой. В то время как одни говорят, что у них в районе снег убирают качественно, другие сообщают, что по улицам бывает трудно пройти, а с домов периодически падают куски льда. В старшей группе респонденты эту проблему не упоминают.

«У меня на районе все отлично убирается, даже чересчур. Иногда даже хочется походить по снегу, а его нету». (Мужчина, 41 год)

«Если брать зиму, то было очень много снега, вообще не убирают. Если сейчас отсюда выйти, повернуть налево, эту улицу вообще зимой не убирали». (Мужчина, 30 лет)

Респонденты из группы старше 45 лет видят проблему в неудачных случаях благоустройства территорий. Так, по мнению некоторых из них, парк

Покровское-Стрешнево под предлогом ремонта был перекрыт и перекопан, и теперь по нему невозможно спокойно гулять. Еще один из опрошенных указывает на практику постоянной замены бордюров – как, например, во дворах на Соколе

(по Ленинградскому проспекту и Новопесчаной улице)

«Вызывает недоумение — смена бордюров. Опять «разворотили» все дворы на Соколе. Возле моего дома поменяли четыре года назад и где-то через пару лет вновь поменяли. И ведь поставят кривые, а не хорошие». (Мужчина, 62 года)

«Покровское-Стрешнево изуродовали. Там были нормальные дороги, скульптуры... А сейчас невозможно пройти. Были нормальные асфальтированные дороги,

и тут они их закрыли, якобы реконструируют. Фактически отсекли огромную зеленую зону вплоть до Химкинского водохранилища, всё разрыто». (Мужчина, 46 лет)

Когда речь идет о проблемах именно САО, в обеих группах респондентов чаще всего говорят о массовой застройке жильем. Опрошенные отмечают, что их округ застраивают более активно, чем другие части Москвы. Респонденты указывают

на то, что новая застройка слишком плотная, некомфортная как для новоселов,

так и для жителей соседних домов. Опрошенные также сообщают о низком качестве новых домов, плохих стройматериалах. Некоторые из участников дискуссий жалуются на ночной шум из-за строительства.

«Север слишком много застраивают. Допустим, человек живет в 5-этажке, рядом с ним появляются 30-этажные дома, и он ему ничего не видно, там одни камень и стены, не видно неба никакого». (Мужчина, 42 года)

«Напрягает проблема, что идет строительство новостроек, и по ночам очень сильно шумят на постоянной основе, это мешает спать». (Женщина, 20 лет)

«Пару лет назад ходила на собрание, перед пандемией, и все жители против застройки. Там и так жарко, а теперь будет как через увеличительное стекло. Дети пойдут в те же школы, которые «по швам трещат», благодаря детям гастарбайтеров». (Женщина, 63 года)

«По Рен-ТВ я видел постоянно про ЖК «Алые паруса» – там несколько лет назад лифт провалился, женщина погибла. А сейчас штукатурка посыпалась, огромный кусок со стены упал на мостовую». (Мужчина, 62 года)

В группе 18-45 лет опрошенные подчеркивают заметный дисбаланс между разными районами внутри САО. В то время как в Беговом и Соколе ситуация за последние годы улучшалась (в первую очередь в сфере благоустройства), в районе Аэропорт обстановка практически не менялась или деградировала.

«Район Беговой, у нас стало прям очень хорошо, стройки, новые дома и парки облагородили. Динамо был заброшенный уже сколько лет, все сейчас идеально, новый парк ЦСКА. Сколько я здесь живу, все время видела разделение, район Беговой

и тут же Аэропорт». (Женщина, 35 лет)

«Вот Сокол и Аэропорт, ты как будто переходишь в другой округ. Я живу на Соколе, там все вообще супер и идеально, как только заворачиваешь от автобусной остановки направо – как будто попадаешь в Подмосковье». (Мужчина, 20 лет)

Старшее поколение чаще поднимает иные проблемы САО. В первую очередь респонденты из этой группы говорят о недостатках системы здравоохранения. Среди

них – последствия объединения поликлиник, необходимость ходить к разным специалистам в разные учреждения, трудности с записью к врачам.

«Анализы бежишь в одну клинику сдавать, кровь — в другую…» (Женщина, 54 года)

«Если ты на пенсии, то будь добр рано, с утра, быстро запишись через ЕМИАС или «лети» в поликлинику, чтобы получить талон. Издевательство!» (Женщина, 58 лет)

Еще одна проблема, о которой упоминают опрошенные старше 45 лет – сфера ЖКХ. Респонденты указывают, что местное ГБУ «Жилищник» отказывается полноценно общаться с должниками и контактирует только через юристов, не обращая внимания на тяжелые жизненные ситуации. Также старшее поколение отмечает большое количество мигрантов на работе в органах ЖКХ, нежелание нанимать русских сотрудников – несмотря на то, что мигранты воруют строительные материалы.

«ГБУ Жилищник отгородился от людей, нанял юристов и, например, у тебя задолженность — ты уже обращаешься к юристу. А они хамят! Еще и в суд подадут. У людей же разные ситуации: человек потерял работу, живет на пенсию…» (Женщина, 58 лет)

«Шесть вечера, бункер ГБУ Жилищника, мигранты появляются с тележками, полными стройматериалов, из квартир, про которые они договорились. За счет города наживаются и никому до этого нет дела». (Мужчина, 62 года)

Практически все опрошенные солидарны в том, что в СМИ проблемы города и округа практически не отражаются. В большинстве случаев газеты и телевидение освещают события в городе исключительно в позитивном ключе, избегают разговора о проблемах Москвы. Также часть респондентов считает, что в СМИ слишком много внимания уделяется мэру Москвы С. С. Собянину, позитивному освещению его деятельности. Лишь некоторые из опрошенных отмечают, что на «Рен-ТВ» периодически говорят о проблемах города, освещают недостатки в сфере ЖКХ и митинги против застройки.

«Показывают, что все прямо так идеально, чисто и аккуратно. Просто, если честно, я сам участвовал в таких съемках, там слепые углы убирают и показывают именно эту красивую картинку». (Мужчина, 20 лет)

«На телеканалах им не выгодно показывать минусы, нужно показать, что все хорошо». (Женщина, 28 лет)

«Я вижу только как Собянин что-то посещает. В нашей газете северного округа ничего нет». (Мужчина, 46 лет)

«Только по Рен-ТВ поднимают тему регулярно, показывают развал ЖКХ». (Мужчина, 62 года)

Респонденты из группы 18-45 лет считают, что в первую очередь САО должен развиваться в плане озеленения и расширения бесплатных подземных паркингов. Опрошенные из старшей возрастной группы выступают за прекращение застройки округа, расширение зеленых зон, строительство новых спортивных объектов (особенно для детей). Также они предлагают прекратить преследовать пенсионеров за уличную торговлю старыми вещами и создать для этих целей блошиные рынки.

«Мне кажется нужно искать какие-то компромиссные варианты, есть много проектов, где и на домах деревья». (Мужчина, 30 лет)

«Нужно делать очень большие подземные парковки, т.к. через лет 5 машин станет настолько много, что уже будет невозможно разъехаться в дворах старой застройки, но думаю и в новых тоже». (Мужчина, 41 год)

«Где блошиные рынки в Москве? Я видел, как у стариков, продающих свои вещи на аллее, отбирали их...» (Мужчина, 62 года)

«Спорт стал только профессиональный. Я вам как спортсменка говорю,

что это тоже преступление по отношению к гражданам Москвы. Нет доступного спорта» (Женщина, 50 лет)

Из самих респондентов никто не является членами инициативных групп. Однако многие (особенно в старшей группе) так или иначе, контактировали, или как минимум слышали о тех или иных группах в своем районе. В Покровском-Стрешнево действовала инициативная группа, которая боролась с застройкой одноименного парка – но безуспешно. В Головинском районе есть группа во главе с активисткой Анной, которая борется против реновации при поддержке депутата МГД Евгения Ступина. Этой группе, по словам опрошенных, удается достичь некоторых локальных успехов.

«Мы выступали против того, чтобы застраивали Покровское-Стрешнево, там проявляли инициативу все жители района. Все жители, кто живут рядом с этим парком, собирали подписи». (Мужчина, 42 года)

«Знаю человека, активист Анна, она отстаивает, и у них дружный дом.

Что-то им удается: жителей собирали, постоянно в суды подавали, митинг собирали с Евгением Ступиным». (Женщина, 63 года)

Наиболее близкий большинству опрошенных в обеих группах вид активизма – экологический, поскольку он непосредственно касается здоровья людей. При этом отмечается, что в целом респонденты больше всего склонны к различным формам онлайн-активизма: комментарии в социальных сетях, чтение соответствующих сообществ, подписание петиций.

«Экологические. Например, недавно у нас проходило мероприятие по поводу того, чтобы выстроить еще один парк». (Женщина, 18 лет)

«Я без конца петиции подписываю в интернете. На почти уведомление приходит «Подпишите петицию» и я подписываю». (Женщина, 63 года)

Made on
Tilda